Славянизмы в русском языке И. С. Улуханов

08.04.2015

У нас вы можете скачать книгу Славянизмы в русском языке И. С. Улуханов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Древнерусский язык в письменности Язык летописных рассказов и художественно-повествовательных произведений Соединение разговорного и книжного Книжные и фольклорные художественные средства Деловой язык Древней Руси Как славянизмы изменяют свое значение?

Количественные изменения переходят в качественные От конкретного к абстрактному Из сказанного ясно ключевое значение данных о языке русских летописей для решения центральных вопросов языковой и культурной ситуации Древней Руси.

Необходимы полные исследования всех сторон этого языка наименее исследованным остается его грамматический строй с учетом всех сохранившихся списков; но уже имеющиеся исследования не подтверждают теорию диглоссии, поскольку говорят о широком употреблении в книжно-литературной сфере Древней Руси не только церковнославянского языка, но и языка, близкого к разговорной речи.

Приведем несколько типичных контекстов из летописного рассказа, которые свидетельствуют о том, что летописный рассказ написан не на церковнославянском языке. Летописные рассказы Киевской летописи - одни из самых близких к живой речи по сравнению с рассказами других русских летописей. Для летописцев, принимавших участие в создании Киевской летописи прежде всего Петра Бориславича, которому, как полагает В. Франчук, принадлежит почти половина текстов Киевской летописи, см.

Роусь и Оугры и Л? Приведенные контексты показывают, что ориентация на церковно-книжные образцы даже в наиболее книжных рассказах имела ограниченный и поверхностный характер: Такого типа контексты также нельзя считать написанными на церковнославянском языке.

Таким образом, в книжно-литературной сфере Древней Руси функционировали два языка - церковнославянский и древнерусский или два типа или стиля языка, если придерживаться другой, рассмотренной выше терминологии , то есть не было того распределения культура — церковнославянский, быт - древнерусский , о котором говорит Б.

Успенский, а следовательно, не было и диглоссии. Древнерусский язык использовался в сфере повествовательной литературы и исторических сочинений, и поэтому можно говорить о существовании древнерусского литературного языка. Конечно, вопрос о степени нормированности этого языка как и церковнославянского языка нуждается в дальнейшем изучении. Именно древнерусский литературный язык является главной сферой взаимодействия славянизмов и русизмов, именно в нем осуществлялся отбор во многом стихийный; об этом отборе см.

Деловая речь документы, частные письма , находившаяся под наибольшим влиянием устной речи и в наименьшей степени нормированная, большинством исследователей выводится для средневекового периода за пределы древнерусского литературного языка. Особой, далеко не решенной задачей, является исследование русизмов, проникавших по разным причинам в церковнославянский язык, тем более, что существовали произведения, жанрово тождественные произведениям, написанным на церковнославянском языке, но изобилующие русизмами [къ црквному п?

А боле съ братиею. Не буди ино на срдци. А ино на уст? И под братомъ ямы не рыи. Генетически церковнославянский восходящий к старославянскому и древнерусский языки являются разными языками. Рассмотренная выше терминолгия два стиля, типа или языка относится к синхронному функционированию в средневековый период. Нам представляется наиболее убедительной концепция двуязычия, соответствующая не только происхождению этих языков, но и, по-видимому, восприятию носителей этих языков, о чем сохранились немногочисленные, но показательные свидетельства.

Церковнославянский язык русской редакции. Разновидности, указанные в пп. Функционируя в качестве одного из литературных языков, церковнославянский язык русской редакции, несомненно, эволюционировал. В то же время его использование в традиционных жанрах способствовало его устойчивости. Соотношение устойчивости и динамики в церковнославянском языке заслуживает специального изучения. Поскольку в краткой статье невозможно рассмотреть и даже поставить все наиболее существенные проблемы, относящиеся к данной теме, мы остановимся лишь на двух из них.

Ясно, что оба вопроса могут быть здесь рассмотрены весьма схематично, без необходимой хронологической, жанровой, стилистической и территориальной дифференциации, а постановка именно этих вопросов объясняется тем, что имеющиеся в настоящее время лексикографические материалы дают возможность рассматривать эти вопросы достаточно конкретно, а не априорно-предположительно, поскольку позволяют судить об устойчивых традициях употребления языковых элементов церковнославянского языка и о степени их частотности.

Церковнославянский язык старшего периода отражен в этой картотеке весьма представительно несмотря на отсутствие церковно-канонических памятников, впрочем, обильно цитируемых в использованных памятниках. Итак, перейдем к первой из названных выше проблем. Известно, что церковнославянский язык как язык культа и культуры более устойчив, традиционен, более нормирован, чем язык повседневного общения. В нем может сохраняться то, что подобно, например, аористу, имперфету, двойственному числу или супину давно вышло из живой речи.

Однако традиционность его своеобразна и даже парадоксальна. Это своеобразие и этот парадокс состоят в том, что устойчивость, традиционность является одной из причин его эволюции.

Так обстоит дело по крайней мере в области лексики. Устоявшиеся особенности употребления вели к изменению значений слов. Изучение многочисленных контекстов употребления различных слов в церковно-книжных произведениях показало, что их авторы или переводчики довольно строго следовали требованиям литературного этикета.

Это явление, описанное Д. Лихачевым, заключается, как известно, в том, что, во-первых, сюжеты, ситуации создаются такими, каковы они должны быть согласно традиционным представлениям о морали, этике и т. В церковно-книжных памятниках часто повторяются одни и те же, преимущественно библейские, сюжеты и образы, которые описываются одними и теми же словами.

Это вызывает изменение значений данных слов. В этих контекстах глагол выступает в сочетаниях: В словарях современного русского языка слов с такими элементами зафиксировано в несколько раз меньше. Это объясняется прежде всего обмирщением, секуляризацией русской языковой картины мира, из которой ушло понимание Бога как важной категории человеческого бытия, определяющей не только духовную, но и всю жизнь человека в целом. Секуляризация русской картины мира уничтожила большую часть композитов с компонентом БОГО: Иоанна отмечены такие сложные слова с корнем БОГ, которые не зафиксированы в современных словарях русского языка, например богопочтение, боговдохновение, богомыслие, богозрение:.

Именно в церковно-религиозном дискурсе можно встретить сложные глаголы, нехарактерные для современного русского языка. Сложные глаголы передают Божии деяния в человеческом восприятии: Бог чудодействует, долготерпит, благоизволяет, благоволит.

Сложные слова в религиозном дискурсе хранят сложные комплексы смыслов, выражающих ключевые идеи христианского мировоззрения. Они пронизаны ощущением Бога, его вездеприсутствием:. Таким образом, церковнославянские по происхождению словообразовательные форманты и модели играют важную роль в создании высокого стиля современного русского языка, который реализуется в религиозном дискурсе.

Стилистические словообразовательные церковнославянизмы, наряду с лексическими, являются четкими показателями высокого стиля. Церковно-религиозный дискурс русского языка, который в данной статье анализировался на материале проповедей архим.

Иоанна Крестьянкина , бережно хранит церковнославянское наследие, восстанавливает преемство нарушенной древней литературно-языковой традиции. Вопрос о сопоставительном изучении стилистических славянизмов в русском и сербском церковно-религизном дискурсах. Толстой считал важной задачей славистики для всех славянских литературных языков ареала Slavia Orthodoxa изучение соотношения между старославянским общеславянским языком и отдельными национальными как древними, так и современными славянскими языками и составление списка сходств и различий.

Так, целый ряд языковых особенностей старославянского языка, отличающих его от русского, является сходным с сербским языком, в силу южнославянской общности последних. Толстой отметил, что из двенадцати пунктов в списке славянизмов А.

Шахматова лишь в пяти пунктах есть различия между старославянскими и сербскими формами, в том числе частично и в словообразовании [Толстой При постановке вопроса о роли славянизмов в сербском церковно-религиозном дискурсе необходимо учитывать несколько важных факторов: Не имея возможности рассмотреть данный сложный вопрос подробно, проанализируем лишь некоторые примеры, показывающие сходства и различия в употреблении церковнославянизмов в русском и сербском религиозных дискурсах.

Небольшое сопоставление мы проводим на материале проповедей Патриарха Сербского Павла http: По содержанию анализируемые проповеди Патриарха Павла и соответственно их русский перевод относятся к высокому стилю: Такому высокому содержанию соответствуют и языковые средства его выражения: Что же касается рассмотренных выше церковнославянских по происхождению словообразовательных формантов, то в отношении к ним между русским и сербским языками имеются существенные различия. Например, если в русском языке приставки пре-, из-, некоторые суффиксы участвуют в образовании стилистических церковнославянизмов, часто имея нейтральные и разговорные корреляты, собственно русские по происхождению в частности приставки пере-, вы- , то в сербском языке аналогичные аффиксы относятся к исконным сербским средствам образования стилистически нейтральной лексики.

Так, в приводимых ниже отрывках из русских переводов проповедей Патриарха Павла, употреблены стилистические церковнославянизмы, у которых есть нейтральные эквиваленты с исконно русскими словообразовательными формантами: В исходном сербском тексте им соответствуют нейтральные в стилистическом отношении производные с сербскими по происхождению приставками пре-, из-.

Проведем сопоставление приводимых ниже параллельных сербских и русских текстов. Стилистические церковнославянизмы помечены жирным шрифтом как в русских, так и в сербских текстах , эквивалентные русским церковнославянизмам нейтральные сербские лексемы подчеркнуты.

При этом вне нашего сопоставления остаются особенности синтаксиса, в частности словосочетания с инверсией, а также грамматические формы, например, имен прилагательных любовь Божию , находятся вне области нашего сопоставления. Необходимо отметить, что возвышенность стилистических церковнославянизмов может быть выражена в разной степени: Любовью к Нему и ответим… принесем ему чистые сердца и чистые души, дабы , когда предстанем пред Ним, Он признал нас и принял как своих.

И об этом всегда повторяю я и себе, и вам, и всем, кто имеет уши, чтобы слышать, дабы предки наши возрадовались , когда мы предстанем пред ними, узнали в нас своих потомков и приняли как своих самых родных. В русском переводе этих отрывков в целом больше высокой и книжной лексики, имеющей церковнославянское происхождение, в том числе и производных слов с рассмотренными выше формантами. Переводчик часто выбирает стилистический церковнославянизм, даже переводя нейтральную сербскую лексему, не созвучную церковнославянизму: В обоих параллельных текстах к стилистическим церковнославянизмам относятся сложные слова, образованные по церковнославянским, т.

Как для нашего народа и всех других правдолюбивых и истинолюбивых народов необходима свобода! Но в нас есть душа — нам необходима свобода и от греха. Выражению возвышенности в обоих текстах способствуют производные от корней благ -, мученик , а также словосочетания с инверсией и религиозная лексика, которую мы здесь не имеем возможности проанализировать о сербской религиозной лексике — о сербских теонимах, см. Лексемы блаженство, блаженный приобретают возвышенность лишь в определенном контексте, аналогичном приведенному ниже:.

Будем помнить, в чем истинный смысл нашей жизни, чтобы своей святой православной верой и жизнью по этой вере заслужить тот непреходящий мир, блаженство в мире том с блаженными небесными силами и блаженными отцами и матерями нашими вблизи Бога, в единстве Церкви Божией, пришедшей во славе.

В блаженство Царства Небесного войти уже в этом мире желаю и вам, и себе. Таким образом, существенные различия между русским и сербским языками в их в отношении к старославянскому языку, а также различия в языке богослужения Русской и Сербской Православных Церквей определяют существенные расхождения в использовании стилистических славянизмов в русском и сербском религиозных дискурсах. Сопоставление сербских и русских параллельных религиозных текстов даже на поверхностном уровне выявило, что русский перевод в большей степени, чем сербский оригинальный текст, тяготеет к возвышенному стилю, причем важную роль в этом играют именно словообразовательные церковнославянские по происхождению форманты, которые в сербском языке, в силу их южнославянской природы, являются стилистически нейтральными.

Но, несмотря на эти различия, очевидно и значительное сходство рассмотренных образцов сербского и русского церковно-религиозного дискурса. Мы имеем в виду, говоря о сопоставлении, не только русский перевод проповедей патриарха Павла, но и проповеди архим. Иоанна Крестьянкина , проанализированные в основной части статьи. Как в русских, так и сербских образцах религиозного дискурса возвышенному содержанию гармонично соответствуют языковые средства высокого стиля, в основном старославянского происхождения например, сложные слова, производные с некоторыми суффиксами, религиозная лексика.

Эти слова известного русского публициста и православного философа Ю. Самарина о роли личности проповедника по праву могут быть отнесены как к Сербскому Патриарху Павлу, так и к русскому архимандриту Иоанну Крестьянкину. Вопрос о соотношении старославянского общеславянского языка и национальных литературных славянских языков ареала Slavia Orthodoxa, поставленный Н. Богослужбени jезик у Српскоj православноj цркви: Москва, МГУ, , с. Frankfurt am Main…,