Дороги Наталия Ильина

25.01.2015

У нас вы можете скачать книгу Дороги Наталия Ильина в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

А еще в своих статьях Дмитрий Иванович клеймил взяточничество и злоупотребления, утверждал, что в России не умеют или не желают ничего толком организовывать, с горечью восклицая: Выйдя в отставку, он поселился с семьей в Самайкине, мечтая посвятить себя хозяйственно-предпринимательской деятельности.

И ничего-то из этих мечтаний не вышло! Предприятия его лопались, хозяйство не приносило доходов. Но во время хозяйствования "экономиста" Дмитрия Ивановича асфальтовый завод работал в убыток, неблагополучно обстояло дело и с фабрикой.

Ее Дмитрий Иванович вскоре продал богатому купцу Акчурину, и мне почему-то кажется, что фабрика, занимавшая, кстати, самую плодородную часть имения, Акчурину приносила отличные доходы: Не унаследовал Дмитрий Иванович хозяйственной жилки отца! Но, как отец, всю жизнь трудился, был примерным семьянином, домоседом, спиртного в рот не брал. Умер рано, едва дожив до пятидесяти трех лет. Вдова его, моя бабушка Ольга Александровна, осталась с шестью детьми в возрасте от шести до шестнадцати лет и огромным хозяйством, хозяйством запущенным, в долгах.

Пришлось ей возиться с банками, векселями и прочими делами, к которым приучена она не была. И тут на помощь пришел брат ее покойного мужа Александр Иванович. В скитальческой судьбе моей матери, в этих вечных переездах с квартиры на квартиру в Харбине, в Шанхае, наконец - в Москве, менялся пейзаж за окном, менялись стены, мебель, столы, но на этих сменяющихся столах неизменными оставались две фотографи и -Ольги Александровны и Александра Ивановича Воейковых.

Обе открыточного размера, обе в одинаковых деревянных рамках - они сейчас у меня, на моем столе, всегда перед глазами. Александр Иванович, прозванный воейковской няней "дядюшка профессор", заменил моей матери, ее братьям и сестре отца. Он скончался в году, и я его, значит, должна была видеть, но, разумеется, как бы и не видела, не помню совсем.

На фотографии он сидит в деревянном полукресле, нога на ногу, крупная, высоколобая голова с лысиной, окруженной нимбом светлых летящих волос, слегка откинута Нос с небольшой горбинкой, губы закрыты усами, слипшимися с бородой, а глаза за маленькими круглыми стеклами старинных очков с длинными дужками устремлены куда-то вдаль Мне, всю жизнь знающей эту фотографию, нелегко увидеть ее свежим глазом, но я убеждена, что каждый, взглянув на эту фигуру, на эту голову, даже на эту позу, скажет: В отдельные главы этого периода выделены рассказы о русской актрисе Корнаковой-Бринер которую так высоко ценили основоположники современного русского театрального искусства и у которой будущая писательница училась театральному мастерству; постепенно это общение превратилось практически в дружеское и о Вертинском, который жил в Шанхае в эти годы и с которым потом судьба свела автора и героиню книги Наталию Ильину уже в Советской России после репатриации в году.

Институте; встреча-дружба с Ахматовой; дружба с Корнеем Чуковским; поездки-путешествия по Италии и гостевание у сестры и племянницы во Франции; рассказ о своём учителе и муже Реформатском — перед читателем постепенно проходит вся жизнь писательницы Но главная ценность и основной интерес книги всё-таки не только в откровенном и искреннем рассказе о своих встречах с Ахматовой и Чуковским, с Вертинским и Корнаковой-Бринер, о жизни с Реформатским и о других известных знаменитых людях с громкими фамилиями и именами.

Эта ценность ещё и в том, что этот исключительно авторский и сугубо субъективный рассказ с многочисленными деталями и подробностями совершенно уникального личного характера и личными впечатлениями по сути является довольно объективным документом той эпохи. Именно документом, пусть преломлённым и пропущенным сквозь восприятие жизни автором, пусть с купюрами, ремарками и недосказанностями так, автор книги практически ничего не рассказывает и даже не упоминает о своём первом браке — но это только означает, что этот эпизод её жизни не вписывается в суть и не отвечает задачам написанной книги!

И какие-то упомянутые и рассказанные читателям этой книги детали и подробности личного и субъективного плана, будучи сложенными воедино со многими другими деталями и подробностями, заполняют пустоты в ткани бытия, делая мозаику Бытия тех лет максимально заполненной, красочной и внятной.

Если вы любите мемуарную литературу написанную великолепным русским литературным языком, да ещё и с высокой степенью доверия к читателю и с максимально возможной степенью откровения , тогда смело открывайте этот томик и наслаждайтесь! Отзывы читателей Рейтинг отзыва. Подписаться на отзывы о произведении.

Знакомство с творчеством Наталии Иосифовны Ильиной началось как раз с ее воспоминаний, публиковавшихся в толстых журналах. Особенно надолго сохранилось в памяти следующее высказывание: Думается, что с размышлений над этими словами и началось мое обращение к изучению истоков своего рода.

И вот, наконец, держу в руках долгожданную книгу. Состоит она из пятнадцати глав, каждую из которых можно рассматривать как самостоятельное законченное произведение. Отсюда и проистекают неизбежные повторы глубинных мыслей писателя. Став обладательницей огромного семейного архива после смерти матери, обратилась она к написанию автобиографической прозы. Поразили меня своей философичностью письма ее бабушки Ольги Александровны, направляемые в далекий Харбин дочери и внучкам. Не могу удержаться — приведу ряд отрывков из них.

Многие пробуют себя в чужих ролях, это какой-то феномен!!! Не пойму лишь, чем они тебя изумляют: По внешности они похожи на счет от деревенского сапожника, а по содержанию умалчивают почти все, о чем хотелось бы сказать… Февральское небо сегодня то плюется дождиком, то снежными крупными хлопьями.